opiat_dvoika (opiat_dvoika) wrote,
opiat_dvoika
opiat_dvoika

Category:

Как меня чуть не разодрали надвое



Эту историю мне не дает забыть подруга Лена, которая была у нас в гостях в Ленинграде.

В начале 90-х мы с бывшим мужем были швейники- "самопальщики". Шили куртки, плащи, верхнюю одежду. У мужа был патент ИТД ( индивидуальная трудовая деятельность ) Платили единый налог, 70 рублей в месяц. Примерно зарплата уборщицы.  Платили вперед на месяц, получали бумагу - "патент", а вместе с ним право сдавать свою продукцию в магазины города.
  Наши красочные детские комплекты хорошо продавались в ДЛТ ( дом ленинградской торговли ). Что-то продавалось в магазинах помельче, но ДЛТ был основным пунктом нашего дохода.
  Когда отпустили цены, ИТД-шников фактически бросили на произвол судьбы, а это были тысячи трудолюбивых и инициативных людей. Полгода муж ходил в райисполком, и ему отвечали: "ничего не знаем, нет распоряжений, как с вас брать налог и каким он должен быть". Без бумаги - "патента" - магазины товар не брали.
  А у нас - налаженный процесс, запас тканей, готовые изделия. Надо как-то жить.
 Так мы столкнулись с необходимостью торговать самим. Для нас это был шок и ломка характера. Выросшие в СССР )))
 Первое время я пряталась за спину мужа, так было стыдно. Потом освоилась. Человек привыкает ко всему, особенно человек молодой.
 Стихийная торговля Ленинграда заняла исторически оправданное место - площадь Мира, которая когда-то была Сенной, и опять стала Сенной в постсоветское время. Название указывает, что тут изначально торговали сеном. А после отпуска цен в 1991 году на Сенной торговали чем угодно.
 Площадная торговля не нравилась властям, и ее переместили в другой исторический торговый центр - Апраксин двор.
 О, Апрашка... Как она выглядела тогда, можно увидеть в фильме "Собачье сердце". Кадры, где секретуточка бредет по снегу,
 снимали в Апраксином дворе.
  Мы торговали, а где-то наверху придумывали, как не дать народу "вписаться в рынок". Закономерным решением стал запрет
на торговлю в Апрашке. Как всегда: внезапно, без предупреждения, без альтернативы. Этому можно было бы удивиться, если
не понимать основную задачу постсоветской власти - все подгрести под себя, все подчинить, а то, что не подчиняется - уничтожить.
  На нарушителей запрета делал облавы ОМОН.
  Мы, конечно, опять нашли выход. Выход выглядел не очень красиво, и писать о нем стыдно. Хотя стыдно должно было быть не нам.
  Выход выглядел так: один человек (чаще всего, жена ) держал в руках образец товара, другой человек ( чаще - муж ) стоял неподалёку с сумкой. В случае облавы конфисковывали одну единицу товара, а не всё.
  Дичь, прада? В нормальном обществе экономически активные граждане - основа, на которой стоит всё здание. "Нищий - стране не опора" - любил цитировать муж. Ох, какие же мы были дураки ))
  Как раз тогда, когда торговлю в Апрашке запретили, в гости из родного города приехала моя подруга Лена. Лето, весело...
 В Апрашку мы отправились втроём.
 И только я развернула мужскую ветровку, как откуда-то сзади вынырнул омоновец в камуфляже и приказал "пройти в автобус". Я возразила, меня без разговоров захватили за кисть и повели.
 - Стойте! Куда вы ее тащите!
 Голос мужа. Он же должен стоять поодаль с сумкой и не отсвечивать! Фигушки, он и сумку не бросил, и в меня вцепился,
 захватил за правое запястье не хуже, чем омоновец за левое.
Тот опасный момент, когда двое мужчин со всей силы тащили меня в разные стороны. В мозгу пронеслась мысль: "Сейчас раздерут надвое, как лягушку". В жизни не видела, чтобы раздирали лягушку, но почему-то вспомнила именно ее.
 Захват был жесткий с обеих сторон, и силы были равны. Время застыло. Я приготовилась к худшему.
 Вдруг муж разжал захват. Это кто-то из омоновцев подбежал к нему сзади и саданул автоматом по рёбрам. От боли муж выпустил мою руку.
 Да, ОМОН был вооруже автоматами. Против серьезных преступников шли.
 Еще долго, с полгода, не меньше, на спине мужа оставался интересный кровоподтек - отпечаток дула, и даже с мушкой.
 Напоминал татуировку коричневого цвета.
  Пойманных нарушителей усадили в автобус. Подруга Лена осталась снаружи. Она плакала.
 - Подруге надо ключи отдать, можно? - спросила я омоновца.
 Он кивнул.
 Я высунулась в открытую дверь автобуса и кинула связку ключей подруге.
 - Ленка, не переживай! Ты этаж помнишь? Номер дома - восемь! Доезжай до Пионерской, а дальше трамвай 55. Ну, ты помнишь...
  Омоновцы обсуждали поступок моего мужа.
  - Чего он начал, стоял бы себе спокойно.
  - Так это его жену забрали!
  - Ну и что...
  - А ты представь, что это бы твою жену потащили. Что бы ты делал?
  На лице миллиционера появилось замешательство.
  - Ну да.. Я бы тоже не выдержал.

  А я мысленно прикидывала стоимость товара, подлежащего конфискации. "Души прекрасные порывы!" ( души - глагол, повелительное наклонение )
  А втобус наполнили нарушительницами и повезли - недалеко, в отделение в переулке  Крылова.
 Усадили в "обезьянник". Долго что-то мурыжили, потом начали оформлять бумаги. За "незаконную торговлю" выписывали штраф, и забирали товар. Документов не спрашивали, и бумажка о выплате штрафа была чистой фикцией. Назваться можно было как угодно.
 Муж был в другом "обезьяннике". У него взяли паспорт, составили протокол о "сопротивлении милиции" и отпустили. К сумке с товаром представители власти даже не притронулись. Ни о какой конфискации речи не шло.

 Наверное, это была мужская солидарность.
Tags: 90-е
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments