opiat_dvoika

Categories:

Расследование Смоленской катастрофы. Фальшивый отчёт Миллера

В еженедельной программе польского телевидения « 10/о4/ 2010 Факты» Мацеревич рассказал об итогах работы комиссии по повторному расследованию Смоленской катастрофы при министерстве обороны Польши. Он был главой этой комиссии, а в ноябре прошлого года стал председателем ( маршалом ) Сейма. ( любопытно, что русская википедия закончила его биографию увольнением с поста министра обороны Польши в 2018, и ни комиссию, ни Сейм вики  не упоминает. )  

10.о4.2020 —  десятая годовщина гибели польской элиты под Смоленском. 

Сегодня смотрим  передачу от третьего апреля. Продолжение выложу завтра. 

10 апреля 2010. Факты. Приближаемся к десятой годовщине Смоленской катастрофы.  Маршал Сейма Антоний Мацеревич в нашей студии. Приветствую Вас, пан министр. 

Здравствуйте. 

В нашей программе на протяжении уже почти трёх лет мы пытаемся понять и проанализировать научные методы, использованные  при расследование Смоленской катастрофы комиссией, председателем которой вы являетесь.  Сначала выдвигается гипотеза, затем её подтверждают. Научная гипотеза в данном случае была сформулирована в 2013 году на Смоленской конференции — движении, объединившим самых известных деятелей польской науки, независимых от нашего государства и заграницы. Это  гипотеза, что причиной катастрофы был не удар самолёта о березу, а взрыв. Но от формулировки гипотезы до её доказательства прошло немало времени. 

Гипотеза, о которой вы говорите, была сформулирована в первый раз доктором наук Гжегожем Шулядинским при работе парламентской группы в 2011 году.  Двумя годами ранее. Гжегож Шулядинский работал много-много лет в Австралии, он специалист по использованию системы ЛС Дайна для реконструкции происшествий, связанных с взрывами, в том числе и лётных.  Занимается также исследованием взрывов. Он сначала высказал предположение, а затем и реконструировал разрушение  самолёта. И определенные элементы его гипотезы использовались до сегодняшнего дня  — в том числе и на Смоленских конференциях, которых  было несколько, и каждая из них принесла важные результаты. И как я уже сказал, впервые гипотеза была сформулирована в 2011 году.

 Кроме того, пан Гжегож Шулядинский первым реконструировал —  при помощи системы программ ЛС Дайна — момент удара самолёта в землю в соответствии с концепцией пана Миллера.  Эта реконструкция была опубликована в техническом отчете комиссии, которой руковожу, в 2018 году. Она нам очень облегчила работу, так как показала недостоверность всей концепции пана Ежи Миллера, который, как известно, попросту переписал её у пани Анодиной из отчёта МАК.

 Наша комиссия выполнила экспертизы, которых никогда не делали ни пани Анодина, ни пан Миллер. Содержание отчета Миллера является очевидно спорным, ведь его комиссия ни разу не осматривала ни место происшествия, ни тела жертв, ни обломки самолёта, а взрывчатые вещества, которые там нашлись  — и это подтвердили  эксперты  польского института расследований—  результаты этой экспертизы обломков самолёта, когда попали в руки комиссии пана Миллера были так представлены общественному мнению, что оно так и не смогло понять, были там взрывчатые вещества или их на самом деле не было. И оставалась такая неопределенность вплоть до сегодняшнего дня. Мы же все необходимые  экспертизы выполнили, обратившись к наилучшим мировым экспертам, прежде всего, из института авиационных исследований в Уичито, штат Канзас.  Они на протяжении многих лет специализируются в цифровой реконструкции самолётов, и на её основе проводят различные эксперименты. Чаще всего они разбираются, как можно улучшить конструкцию самолёта, конструкцию кресел, так, чтобы уменьшить риск гибели людей в случае катастрофы.  А в нашем случае они полностью  реконструировали самолёт  и подвергли его  серии экспериментов — ударам в землю — чтобы верифицировать разные гипотезы, как пани Анодиной, пана Миллера, так и парламентской группы.  И именно последняя реконструкция стала главным элементом доказательств, но не единственным. 

Очень важно, что эта реконструкция не является какой-то там изображением  самолёта в программе 3д, но это реконструкция вплоть до мельчайшей заклепки на обшивке, всё было измерено, оценен каждый элемент, каждое соединение, каждое кресло, ведь всё это вместе имело определенную прочность, массу, и происходило с этими элементами то, что происходило. Я не могу представить, на основе какого количества данных...

Десятков миллионов данных. И тут нам очень помогла не только работа реконструкторов, но и фотографии самолёта с места происшествия. Это огромная работа членов комиссии, которая была сделана на протяжении последних лет,  скрупулезная, по описанию обломков, выяснению их реального состояния, их расположения по отношению к телам жертв, и останкам, разбросанным на месте катастрофы. Это другой очень важный элемент нашей работы — выяснение расположения и деформаций останков жертв. Кто-то из них подвергся воздействию огня, их останки обуглились. Больше трети тел обожжены, и при этом лежат в тех местах, где никакого огня не было.  Скоро представлю вам следующий эксперимент, о котором вы хотели узнать. 

Зрители, которые были с нами на протяжении этих почти трёх лет, хорошо знают всё это. А для тех, кто  нас смотрит впервые, рекомендую  ролик из нашего архива, в котором показано, как анализируются мельчайшие обломки, найденные  на месте происшествия, и оценивается, что с ними произошло, во-первых, а во-вторых, показывается для сравнения, как они были представлены комиссией  Миллера. 

А в-третьих, в каком месте самолёта данный обломок находился, что было рядом с ним, и каким деформациям он подвергся. Например, огромное количество « поствзрывных завитков» такое доказательство...

Закрученные  в спираль куски обшивки...

Закрученный металл, который считается бесспорным доказательством взрыва, обнаружил наш коллега.  И это был один из элементов, который позволил институту в Уичито выполнить реконструкцию. Другим очень важным элементом, ключевым, было исследование самолёта ТУ 154 М с бортовым номером 102, самолёта-близнеца, который находится в Польше, и он был нашей комиссией, а по сути, одним человеком, руководившим целой группой помощников, очень подробно исследован, это была огромная, невероятно важная работа. Несколько других членов комиссии тоже приняли в ней участие. Помогли и военные. Мы им за это невероятно благодарны. Самолёт необходимо было промерить с точностью до миллиметра, последовательно все элементы самолёта. Полученные  данные стали основой для цифровой реконструкции, выполненной институтом в Уичито. Именно так, как вы сказали: реконструкция каждого фрагмента, каждого винтика, каждой заклёпки этого самолёта, чтобы реконструкция стала абсолютно точной, показала ход событий на все сто процентов.

...

14.50 Отчет пана Миллера был осознанно сфальсифицирован. Приведу в пример экспертизу фирмы ( незнакомое мне название ) которую заказывала прокуратура.  Экспертиза доказала, что было два взрыва.  В отчете Миллера сознательно вычеркнуто было слово « взрыв». Таким образом экспертиза была сфальсифицирована. . И потому отчет Миллера, благодаря работе нашей комиссии, был признан ничтожным, и он  более не является государственным документом. 

Завтра продолжим. Выложу ролик от 10 апреля. 

  

 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded